Этап становления

E-mail Печать

Официальной датой организации Института проблем морских технологий является 1 апреля 1988 года. Институт был организован на базе отдела опытно-конструкторских и экспериментальных работ Института автоматики и процессов управления ДВНЦ АН СССР. Основное направлением деятельности отдела состояло в создании автономных необитаемых подводных аппаратов и их систем для исследования и освоения океана. Работы в данной области были начаты в 1972 году в лаборатории систем навигации и управления ИАПУ под руководством доктора технических наук, а впоследствии академика, Михаила Дмитриевича Агеева. В своих воспоминаниях "О времени и о себе" (Вестник ДО РАН, № 4, 2001) в связи со знаменательной юбилейной датой академик М.Д.Агеев так описывает этот этап своей деятельности по организации работ лаборатории.

"С 1969 года, работая в ДВПИ, я работал по совместительству в отделе технической кибернетики Сибирского отделения Академии наук, а когда это отделение было преобразовано в Дальневосточный научный центр, я перешел на работу в Институт автоматики и процессов управления. Была организована лаборатория систем навигации и управления, и я стал думать, в каком направлении ориентировать ее работу. Я прекрасно понимал, что заниматься навигационными приборами и системами управления различными объектами, самими по себе, просто бессмысленно потому, что существовало тогда много крупных современных институтов, организаций Минсудпрома, Минавиапрома и других организаций, которые всем этим занимались. Попытка догнать и перегнать их была бы совершенно безнадежной. Возникла ситуация, когда нам нужен был свой объект, которым можно было бы управлять. Возникла мысль, что таким объектом, доступным для нас в том смысле, что мы сами его можем создать, является автономный подводный аппарат. В то время здесь в отделении океанологического института имени Ширшова была хорошая библиотека, в которой имелся журнал "Sea Technology", и я внимательно следил за работами в этой области. Техника такая тогда была в зародыше, были очень популярны обитаемые аппараты, а автономных почти не было. Было, как будто, два аппарата - один для подледных исследований UARS, и другой для чисто океанологических измерений. Поскольку некоторый опыт создания таких аппаратов у меня уже был, я и решил направить деятельность лаборатории по этому пути. Здесь у нас появлялось свое поле деятельности, и оно не перекрывалось другими более крупными организациями, с которыми мы не могли конкурировать. В академических кругах поддержали эту идею, и к нашей работе проявлялся определенный интерес, правда, вначале довольно осторожный. Поддержку в этом отношении оказывали тогда члены-корреспонденты, а потом академики, Е.П.Попов и Д.Е.Охоцимский. Так мы стали развиваться, и большую роль в этом плане сыграли договорные работы. Благодаря этим работам мы вышли в передовики в своей области…

Приведенный фрагмент из воспоминаний академика М.Д.Агеева рисует зарождение самой идеи создания АНПА, в то время как реализация идеи сопровождалась проведением многочисленных переговоров и согласований, подготовкой научных и правительственных решений. Архивные материалы позволяют воссоздать некоторые моменты этого этапа пути, представляющие интерес не только для ветеранов, но и для тех, кто потом принял от них эстафету.

Вначале же были "Некоторые соображения о развитии работ по созданию автоматических погружаемых аппаратов", которые М,Д.Агеев представил в виде проблемной записки, адресованной компетентным органам и персонам. Проблемная записка от 18.10.1972 г. содержала обзор задач, решаемых с помощью АНПА, состав систем, оценку трудозатрат и стоимости научного оборудования, предложения по организации исследований и эскизную проработку отдельных технических вопросов. Интересно, например, отметить, что наряду с такими очевидными задачами, как поиск и обследование подводных объектов, автор записки упоминал и о роли АНПА в качестве "сторожей" рыбных косяков. Так что элементы "экзотики" присутствовали с самых первых шагов. Реакция на пояснительную записку была оживленной, заинтересованной и неоднозначной. На имя Председателя ДВНЦ АН СССР чл.-корр. А.П.Капицы и директора ИАПУ академика А.А.Воронова поступили ответные письма из Института вулканологии, Северо-Восточного комплексного НИИ, Дальневосточного геологического института, в/ч № 62665-А, СахКНИИ, ТИНРО, ДВНИГМИ и ряда других академических и научно-исследовательских институтов. Актуальность проблемы ни у кого не вызывала сомнений, но в технических оценках мнения оказались противоречивыми. "За" высказались многие, но были и возражения. Наряду с обоснованными сомнениями прозвучали и скептические оценки, не имеющие под собой достаточно серьезных оснований, а обусловленные, скорее, "политическими" соображениями. Все это надлежало взвесить и принять разумное решение. Руководство (научное и партийное) поддержало инициативу, но еще длительное время "оппозиция" не могла смириться с тем наметившимся нестандартным стилем, который трудно было назвать "академическим". К концу 1972 года в лаборатории числилось 17 человек. Персонально это выглядело так.

 

    Заведующий лабораторией: М.Д.Агеев.
    Теоретики: Л.В.Киселев, Т.Д.Шейкер.
    Конструкторы: Н.И.Рылов, Е.И.Болдырева Н.М.Яровенко.
    Электронщики, "аппаратчики": В.В.Никифоров, Ю.Г.Молоков, А. Дудченко, Р.Н.Чевилев, Б.И.Гужа, Н.Г.Приходько.
    Гидроакустики: В.В.Золотарев.
    Аспиранты: В.А.Хлыстов, В.В.Евтушенко.
    Мастеровые: Б.В.Сычев, Н.М .Оношко.

 

На первом этапе работ проводились поисковые научные исследования и разработки, которые имели своей целью создание АНПА, играющих роль носителей различной океанографической аппаратуры для сбора и накопления информации о внешней среде. Постановка проблемы выглядела довольно перспективной, однако опыт (и мировой, в том числе) был настолько беден, что вначале можно было говорить лишь о разработке простейших аппаратов для шельфовых глубин. Таким образом, уже на первом этапе научно-исследовательской работы в рамках госбюджетного финансирования необходимо было выполнить немалый объем экспериментальных проработок по проектированию, изготовлению и испытанию макетного образца АНПА. После анализа нескольких вариантов был разработан макетный образец аппарата, который затем был переоборудован и под названием "Скат" стал известен как первый в стране АНПА. Аппарат был рассчитан на рабочие глубины до 300 метров и предназначался в основном для отработки несложных задач в толще воды и вблизи дна. Разработка и испытания аппарата проходили под девизом "развед ки боем". Действительно, это было новое дело, и приходилось ориентироваться только на собственный опыт, который, естественно, еще надо было приобрести. Сразу, с первых шагов, складывался стиль, который трудно было назвать академическим. Вместе с тем, идеи, закладываемые в создание АНПА, требовали также и решения далеко не тривиальных вопросов управления, навигации, оснащения.

"Разведка боем"

АНПА "Скат" был разработан и изготовлен на инициативной основе как экспериментальный образец с целью приобретения опыта. Тем не менее, он использовался летом 1974 года совместно с лимнологическим институтом и институтом химии Сибирского отделения АН СССР для экологических исследований на озере Байкал вблизи целлюлозно-бумажного комбината. Дальнейшим развитием явился аппарат "Скат-гео", изготовленный в 1978 году по заказу ЦНИИ ГАиК (геодезии, аэрофотосъемки и картографии). Аппарат прошел опытную эксплуатацию на геодезическом полигоне в Кандалакшской губе Белого моря и из-за изменения планов ЦНИИГАиК был передан в институт для модернизации. В девяностых годах он совместно с привязным телеуправляемым аппаратом МАКС-2 использовался для оценки запасов морепродуктов по программе работ ТИНРО.

 

 

    1. У истоков первого подводного аппарата. 1972 г.
    2 - 4. На испытаниях ПА 04-300 и  АНПА «Скат». 1973 г.
    5. М.Д. Агеев и модернизированный «Скат» на корме «Валдая». 1974 г.
    6. Экспедиционный отряд на борте  ОИС «Ю.Г. Верещагин». Байкал, 1974 г.
    7 - 8. АНПА «Скат-гео» и его создатели: Н.И. Рылов, Ю.Г. Молоков. 1978 г.
    9. «Валдай» и его команда.
    10. Группа создателей АНПА «Скат-гео» во главе с М.Д. Агеевым демонстрирует академику А.А.Воронову свое «детище». 1978 г.
 
Баннер

История

Фотогалерея

Общественная жизнь